close
Баскетбол

Кирилл Фесенко: Коби – лучший игрок, против которого я когда-либо играл

Солт-Лейк-Сити. 3 декабря 2010 года. Кирилл Фесенко в игре за «Юту» против «Мемфиса». Фото GettyImages.com
Солт-Лейк-Сити. 3 декабря 2010 года. Кирилл Фесенко в игре за «Юту» против «Мемфиса». Фото GettyImages.com

Откровения центрового «Днепра» и сборной Украины.

Читати українською мовою

Во время интервью Инстаграм-аккаунту ФБУ 33-летний Кирилл Фесенко (рост – 216 см, вес – 136 кг) рассказал интересные факты из своей карьеры на родине и за океаном, а также о противостояниях с лучшими игроками сильнейшей лиги мира.

— Ты говорил, что в перерыве планируешь заняться чем-то полезным и пройти какие-то онлайн-курсы. Как успехи?

— Да, хочу похвастать. Как и многие люди, я абсолютно ничего не сделал из того, что хотел. Больше времени стал уделять чтению, пересмотрел все сериалы. Честно говоря, уже устал себя развлекать.

— Скоро возобновится авиасообщение. Есть место, куда хотел бы сорваться?

— В теории хотел бы еще раз съездить на озеро Комо в Италии. Очень красивое место, но вряд ли это произойдет. Надо будет готовиться к сезону.

— На карантине тренировался?

— В индивидуальном порядке. Пришел в наш зал, побросал, покачался. Стараюсь заниматься хотя бы через день, но не буду врать – не всегда получается. Вчера тренировался, сегодня тоже хотел, но погода была не очень, проснулся неудачно, короче, не пошел…

— Не с той ноги встал?

— Я стараюсь их чередовать, но выбор-то небольшой… Надо было отдохнуть от баскетбола, чтобы снова по нему соскучиться. Я с нетерпением жду следующего сезона, чтобы убрать разговоры о заслуженном-незаслуженном чемпионстве «Днепра».

— Твое мнение о судействе в украинской Суперлиге?

— Если скажу так, как думаю, то в следующем сезоне могу получать за игру больше шести фолов. У нас много неквалифицированных судей, потому что нет контроля качества. Рефери тоже должны отвечать за свою работу.

— Поступил вопрос от Артема Пустового: когда ты уже закончишь карьеру?

— Пустик, не переживай. В сборную я приезжать не буду, так что играть тебе. Все нормально.

— Так ведь Пустового не отпускают в сборную из «Барселоны»…

— Это не отменяет моего ответа.

— Еще вопрос от Артема. Если бы ты поехал на Евробаскет-2017, получил бы он игровое время или опять просидел бы на «банке»?

— Думаю, было бы так, как и на прошлом Евробаскете. Он бы посидел, погрел лавочку, поел шоколадок заграничных, пошутил бы с Мишулой, повеселились – и по домам. В сборной страны не бывает скучно, нет пиетета перед старшими, а юмор каждый день. Заводилы – Липовый, Пустозвонов, Кравцов. Я тоже иногда пошучиваю, но меня не понимают. У меня просто интеллектуальный юмор, а у них интеллекта нет.

— Самый глупый или раздражающий вопрос, на который тебе приходится отвечать?

— Всегда раздражало, когда меня путали с другим игроком. И еще выводят из себя банальные шутки про рост: «Дядя, достань горобчика», «Как там погода на этой высоте?» И когда называют «мелкий».

— Твой лучший матч в НБА?

— За «Юту» против «Хьюстона» Яо Миня, в которой я сделал свой единственный дабл-дабл. Матч был в Хьюстоне, и мы проиграли в третьем овертайме. У меня была четкая задача: требовалось нивелировать энергию Миня. Я его встречал выше трехочковой дуги, уже оттуда начинал упираться, и мы толкались еще до штрафной линии. Я устал нереально, он устал также. Круто получилось.

— Против кого тяжелее всего было защищаться?

— Сюрпризом это не будет, кроме, возможно, третьей фамилии. Шак и Яо – настолько уставал с ними толкаться, что когда приходил в нападение, у меня была одна мечта и надежда, что в меня не прилетит мяч. Я от усталости уже мало что видел – желтые круги перед глазами. А третий человек – Пау Газоль. Как он меня разрывал работой ног на посту! Это просто бесило: вроде бы ты и защищаешься хорошо, вроде и успеваешь, но в какой-то момент сделал лишнее движение – и он сразу тебя наказывает. Великий игрок.

— Помнишь ощущения от игры против Коби Брайанта?

— Против «Лейкерс» я играл чаще, чем против любой другой команды НБА. В трех из четырех моих сезонов в «Юте» именно «Лейкерс» выбивали нас в плей-офф. Коби – великий, играть против него страшно. Так же, как и против Леброна Джеймса. Помню, Кириленко говорит: «Фес, чтобы ни случилось, если Леброн разгоняется – не прыгай, просто отходи в сторону. Прыгнешь – окажешься на топ-десять». Это реальные истории. Многие игроки не могли уснуть в ночь перед матчем против Шакила О’Нила, потому что боялись оказаться на хай-лайте или что он их сломает пополам. У нас нет таких игроков, как Коби. Я, как и многие, стараюсь шутить в интервью. А у Коби даже в интервью минимум шуток, потому что максимально серьезно относился к баскетболу. В той игре я толкал его, пинал, бил, кусал, а в одном моменте умышленно старался забить ему мышцу, когда на противоходе попал Коби сбоку коленом в бедро… Игроки знают: эта травма, которая остается с тобой надолго – синяк, заливается мышца… «Лейкерс» взяли тайм-аут, Коби похромал, и я подумал, что он больше не выйдет. Я не раз так делал во время игры, знаю, когда можно выставить колено. Кстати, сейчас уже практически этого не делаю. А тогда был уверен, что он матч не доиграет. Ха! Коби вернулся, «отгрузил» нам 38 очков и практически в одиночку вытащил игру. После матча я поинтересовался у Кириленко, почему Коби вернулся? И Киря рассказал, как Брайант готовится к играм. Он приходит за четыре часа до игры и начинает работать: побросал, размялся, потом в раздевалке растяжка и тренажерка, так готовит свое тело к игре. А после игры остается еще на два часа для разных процедур. Он – профессионал. Я считаю, что Коби – это лучший игрок, против кого я когда-либо играл. Даже лучше Леброна.

— А кто круче – Джордан или Леброн?

— Джордан. Не факт, что Леброн был бы игроком такого же уровня, как во времена Джордана, когда бывали такие стычки, что любо-дорого посмотреть.

— 20-летний Фесенко был бы востребован на драфте в современном баскетболе?

— Сомневаюсь. Благодаря «Голден Стэйт» игроки без броска уже никого и не интересуют. Сейчас все хотят, чтобы центровой бегал, водил, бросал трехочковые, комбинации называл… Так будет продолжаться до тех пор, пока не появится один реально доминирующий игрок.

— На драфте ты был выбран под 38-м пиком «Филадельфией». Было запланировано, что ты окажешься в «Юте»?

— Это было сюрпризом для всех, в том числе и для моего агента, с которым я смотрел этот драфт у него дома. Я обрадовался: «Меня выбрали, ура!» Но вижу, что далеко не «ура». Если клуб не интересовался, ни разу не позвонил и потом задрафтовал, это означает: «Давай-ка ты годик поиграешь в Европе», а в переводе на реальный язык – навряд ли ты когда-нибудь заиграешь в НБА. Возникла неловкая пауза, а потом позвонил генеральный менеджер «Юты» и рассказал, что перед самым пиком они провернули этот трейд.

— В НБА учили, как вести себя с медиа и как правильно распоряжаться большими деньгами?

— Всех игроков, выбранных на драфте, на три дня собирают в закрытом загородном отеле, из которого игрокам нельзя выходить. И с восьми утра до восьми вечера проходят лекции: как себя вести с командой, прессой, полицией, чего делать, чего не делать, финансы, как говорить своей семье «стоп», когда требуют деньги… Это очень полезные три дня, было очень круто.

— Как считаешь, если бы ты не уехал из Мариуполя в Черкассы, «Азовмаш» отпустил бы тебя на драфт?

— Думаю, что нет. С «Азовмашем» был детский контракт, я подписал его криво и неправильно. Не хочу плохо говорить об организации, которая подарила мне путевку в жизнь, но четырехлетний контракт был кабальный. Не было прописано повышение зарплаты, а сформулировано как-то так: зарплата будет повышаться соизмеримо с повышением навыков спортсмена. Расплывчатая формулировка…

— Были случаи, когда ты отказывался от предложенного контракта, а потом сожалел о своем решении?

— Самой большой ошибкой было согласиться на предложение «Индианы». Я тогда восстанавливался после операции на левом колене, когда порвал мениск на Евробаскете в 2011 году. Приехал в декабр, и до марта не было ни единого предложения, а потом за одну ночь нарисовалось сразу два. «Индиана» хотела меня до конца сезона, а «Бостон» – по системе «до конца сезона плюс один год опция клуба». Но «Бостон» предлагал чуть-чуть меньше денег. Разница небольшая, но тогда она показалась мне значительной. Я восстанавливался рядом с Денвером. Коуч «Бостона» Док Риверс приехал и провел со мной индивидуальную тренировку. Его все устраивало, и он хотел меня видеть в команде. Но я поддался на уговоры своего «агентозаменителя», сделал неправильный выбор и согласился не на тот контракт. Потом я понял, что «Индиана» меня подписала только для того, чтобы меня не подписал «Бостон». Я был нужен «Бостону», чтобы перекрыть Роя Хибберта, с защитой против которого у многих были проблемы. А «Индиана» предполагала, что в плей-офф попадет на «Бостон», и сделала стратегический ход, подписав меня. Кстати, с «Бостоном» в плей-офф мы тогда так и не встретились.

— Тебя не задевает, когда говорят, что ты вернулся в Европу, потому что не смог закрепиться в НБА?

— Таких заявлений я никогда не слышал. И, положа руку на сердце, могу сказать: да, свой шанс я не использовал на сто процентов. Это во-первых. А во-вторых, я же травмировался. Перед Евробаскетом-2011 у меня было два активных предложения – от «Хьюстона» и «Атланты», но я решил сыграть на Евробаскете и там показать, какой я классный. Случилась травма, и предложения резко пропали. Хотя позже я подписался в «Голден Стэйт», даже прилетел туда, но не прошел медосмотр. Они думали, что я уже восстановился, а мой агент, видимо, недопонимал, в каком состоянии мое колено.

— Если говорить о наших в НБА, то явный перекос в переднюю линию: ты, Лень, Печеров, Потапенко, Медведенко, Волков… Исключение – Свят Михайлюк. Как считаешь, почему из Украины в НБА играют только большие парни?

— Потому что у нас Чернобыль рванул. А если серьезно – без понятия. Да, я задумывался об этом. Мне кажется, так происходит потому, что у наших талантливых малышей мало шансов серьезно заиграть и заработать на жизнь. Когда к тебе приходят первые взрослые проблемы – нет денег, и ты должен на каком-то энтузиазме заниматься баскетболом, а тут тебе девушка сбоку рассказывает: «Да какой баскетбол? Давай найди нормальную работу», а еще родители поддавливают… Поэтому многие малыши бросают занятия баскетболом, хотя до прорыва могло оставаться совсем чуть-чуть. Тот же Денис Лукашов заявил о себе в серьезном баскетболе, когда в БК «Киев» закончились деньги, и в клубе решили доигрывать молодежью. Тогда же с Лукашовым появились Пустозвонов, Липовый, Кравцов, Бобров… Это реально получился счастливый случай. Я тоже результат счастливого случая: когда мы выиграли высшую лигу, и для нашей молодежи была создана на коленке команда СК «Мариуполь», потому что в одной лиге не могли играть «Азовмаш» и «Азовмаш-2». Нам повезло… А еще причина в том, что больших дольше тянут и ждут, это правда. Мы с детства понимаем свою уникальность, что нас не так уж и много.

— Благодаря чему Михайлюку удалось стать первым украинским защитником в НБА?

— Не будем забывать, что Михаил Юрьевич Бродский запустил в Черкассах очень серьезную школу баскетбола. С нуля маховик набрал серьезные обороты. Кстати, я уехал туда в то время, когда солидная структура клуба была только в Мариуполе, Южном и Черкассах, а все остальные команды существовали вопреки. Я помню встречу с Бродским, когда переходил в Черкассы. На мои заученные фразы «Я буду прикладывать максимум усилий…» Бродский ответил: «Это все хорошо, но мне нужно шоу. Фес, ты можешь дать шоу, чтобы люди приходили на тебя посмотреть?» В тот момент мой маленький мозг взорвался, я был в восторге. У меня всегда были проблемы с дисциплиной, мне хочется делать такое, о чем люди говорят – ну, дурачок. Всю жизнь мне запрещали и наказывали, а тут включают зеленый свет!

— Слава Кравцов отыграл сезон в Японии и получил интересный жизненный опыт. Ты хотел бы поехать в экзотическую в баскетбольном плане страну?

— Все зависит от суммы предложения. Мы наемные работники, и за определенную цифру я бы и в Антарктиде поиграл перед пингвинами. Наверное, было бы интересно в Австралии. В последние годы у меня было много разных предложений, но я их отметал по финансовым причинам. Интерес ко мне есть, но я не готов срываться куда попало. Практически все свои амбиции я уже утолил, потому что стал чем-пи-о-ном!

Виктор ТАЧИНСКИЙ

Покупайте электронные версии наших изданий

Следите за нами в Facebook, Instagram и Telegram

Читайте также:

Leave a Response