close
Другие

Лицензию изъяли, но виноватых нет…

Рене Теббель готов второй раз представить Украину на Олимпиаде в соревнованиях по конкуру. Фото Олафа КОСИНСКИ
Рене Теббель готов второй раз представить Украину на Олимпиаде в соревнованиях по конкуру. Фото Олафа КОСИНСКИ

Наш отбор в Токио-2020 напомнил название новеллы Михаила Коцюбинского «Коні не винні».

Читати українською мовою

Что и говорить, с Международной федерацией конного спорта (FEI) играть словами (или письмами) – себе дороже. Украина по всем параметрам вправе была уповать на индивидуальную лицензию Токио-2020 в выездке и на командную – в преодолении препятствий. Первый вариант сработал на все сто: наша прима Инна Логутенкова добыла себе, а заодно стране желанный олимпийский билет и, несмотря на отсрочку Игр, продолжает готовиться ко второму своему старту под знаком пяти колец.

А вот в конкуре, где командная квота означает поездку трех всадников, дело застопорилось. Впрочем, здесь надо владеть тонкостями предмета, в чем корреспонденту «Спорт-арены» посодействовал главный тренер сборной Украины Андрей Петров.

— Для начала предлагаю определиться: наши конкуристы – это, по аналогии с Рио-2016, группа натурализованных мастеров экстракласса, имеющих полномочия представлять Украину?

— Таковых четверо. Это Рене Теббель, Ференц Центирмаи, Ульрих Кирхоф и Андре Шредер. Очень опытные спортсмены. Кирхоф и Теббель, как говорится, шестой десяток разменяли. Ну, а Шредер, которому днями исполнился 31 год, получается, самый юный. Однако не секрет, что в нашем виде спорта возраст не то, что не преграда, а порою наоборот! Как вы догадываетесь, в прежние периоды карьеры они тоже достигали высот. Так, Теббель в составе сборной Германии еще три десятилетия назад в Стокгольме-1990 завоевал «серебро» Всемирных конных игр в командном первенстве. Что касается Кирхофа, то он и вовсе двукратный олимпийский чемпион Атланты-1996, лично и в немецкой команде.

— Не знаю, многие ли задумывались, что по удельному весу узаконенных легионеров от основного «командируемого» состава с конным спортом не сравнится ни одна из национальных команд: что футбольная, что баскетбольная. Чья все-таки это была инициатива?

— Если коротко, то сложный процесс перехода их под наш флаг продвигал Александр Онищенко в бытность президентом федерации. Разумеется, вместе с государственными инстанциями и НОК Украины. Ведь претендовать на олимпийскую аккредитацию можно, лишь проведя в стране и стартуя за нее не менее 36 месяцев подряд. Кстати, 36-летний Центирмаи, родившийся в венгерском Комаром-Эстергоме, аж с 2010-го представляет Украину. Трое названных конкуристов, кроме Шредера, выступали на минувшей Олимпиаде и стали командой тринадцатыми. В активе Теббеля еще 19-е личное, и поверьте, оно выглядит достойно.

— Но вы же наверняка рассчитывали в японской столице повысить планку в данной дисциплине?

— Несомненно, для чего имелись основания. Так, летом минувшего года эти парни выиграли в Будапеште решающую стадию отбора в Токио – Кубок Наций (region C), опередив девять серьезных оппонентов. По всем регламентам это принесло прямую лицензию, но! В дальнейшем FEI уведомила нас, что должен быть и индивидуальный набор очков каждым из сборников. Естественно, по итогам турниров энного уровня, а этими баллами располагал лишь Теббель. И вот, представьте, на дворе конец ноября, остается пара таких стартов за рубежом, а в финансовом плане Министерства молодежи и спорта Украины их попросту нет.

— Рискну угадать, как развивались события – федерация начала экстренные поиски денег, но удовольствие дорогое, и мы остались «вне игры».

— Ну, не совсем так. Возможно, она завысила цифру расходов, обращаясь в министерство, и не 200 тысяч евро на каждый старт, а почти вдвое меньше. Но, повторюсь, финиш года, а процедура утверждения новой сметы – процесс не быстрый: речь о финансовой дисциплине. Не успели «выбегать» этот цейтнот, а пересмотр ситуации по линии FEI привел к тому, что нам оставляют одну индивидуальную лицензию в конкуре. В начале этого года были предприняты попытки вернуть свои права в команде, но тут грянул вирусный карантин.

— Подозреваю, виноватым у федерации оказался пан Онищенко?

— В каком смысле? Да, лошади, на которых выступают наши лидеры, принадлежат ему. По версии Александра Романовича, он привел команду к желаемому рубежу, они свой минимум отпрыгали, а дальше кто может заставить его вкладываться еще? Тем паче, что он сам, как известно, пребывает за границей.

— Хорошо, Андрей Анатольевич, но реально ли найти выход? Кроме того, есть ли зримый резерв в тылах именитых конников?

— Начну с чисто украинских воспитанников, которые, как говорится, на подходе. Отличные перспективы, скажем, у 19-летней Анастасии Ершовой, 22-летнего Константина Боярко, которых мы обкатывали в юниорских соревнованиях довольно серьезного ранга. Если брать спортсменов со стажем, то убежден: ни Михаил Пилипенко, ни Константин Золин своего крайнего слова еще не сказали. Кстати, они все готовятся в Киевской области в тренерской бригаде Грегори Робена. На первый взгляд, тоже человек издалека, француз. Но он у нас так давно, что воспринимается своим среди своих. Возвращаясь к первой части вопроса, есть повод ждать перемен после отчетно-выборной конференции ФКСУ, назначенной на 28 сентября.

— Пару слов в жанре конного троеборья, где мы, по сути, и не претендовали на «японский» билет…

— Самое любопытное, что этот вид, звучащий по-английски как eventing, объективно доступен в плане завоевания олимпийской квоты даже в большей степени! Если принять во внимание и конкуренцию, и возможность следующей дисциплиной перекрыть недочеты предыдущей, и традиции, ведущие у нас отсчет со времен СССР. Однако арена для кросса, входящего в программу троеборья, которая лет десять назад вполне удовлетворяла, к примеру, в Жашкове Черкасской области, теперь устарела. Увы, другие регионы не пробуют оборудовать нечто подобное, но учтем, что по самым скромным прикидкам, это пара миллионов гривен. Впрочем, это не говорит, что «на поле» нет и самих троеборцев. Такие имена, как Петр Плекан или Сергей Черных, по-прежнему на слуху. Вот только где им подтверждать свои аргументы?

— Как ни крути, а на десерт – комплименты в адрес Инны Логутенковой, чья лицензия в выездке наверняка досталась не просто?

— Так это же очевидно при огромном ажиотаже в мире высшей школы верховой езды. Тебе надо день за днем в ходе каждого турнира собирать результат по крупицам, а решает все, будто апофеоз, кюр «Большого приза». Да, Инна стабильно прошла серию лицензионных стартов категории CDI3* и выше, вобравших в себя также чемпионаты Европы и мира, а заняло это свыше года. Буквально в заключительном турнире удалось обойти прямую оппонентку из Польши.

— Думается, 41-е место нашей наездницы в Рио не отражает истинного потенциала, тем паче в ее коллекции призы с этапов Кубка мира и других престижных международных состязаний?

— Полностью согласен. Тогда, к слову, вмешался изнурительный для спортсменки и коня маршрут в Бразилию, издержки его адаптации и восстановления. Сейчас Инна со своим тренером и менеджером Михаилом Пархомчуком готовится в Бельгии. Наряду с верным другом Don Gregorius, она подтягивает еще одного коня, чтобы застраховаться от случайностей. Так что ее амбиции оправданы.

Евгений КАРЕЛЬСКИЙ

Покупайте электронные версии наших изданий

Следите за нами в Facebook, Instagram и Telegram

Читайте также:

Leave a Response