close
Другие

С Лазурного берега – на Елисейские поля

Суровое испытание дождем в пригороде Ниццы. Фото letour.fr
Суровое испытание дождем в пригороде Ниццы. Фото letour.fr

По маршруту Ницца – Париж стартовала 107-я веломногодневка «Тур де Франс».

Читати українською мовою

За всю историю «Большой петли» ее отменяли только во время двух мировых войн, а в этом году самую престижную велогонку довелось отсрочить на два месяца из-за пандемии. Ныне во Франции растет количество инфицированных коронавирусом, так что даже у организаторов нет абсолютной уверенности, что гонка финиширует на Елисейских полях.

Нынешний велопробег уникален по предпринятым мерам предосторожности. Медицинский протокол занимает 18 страниц, задействована передвижная лаборатория для тестирования на COVID-19, ограничен допуск зрителей, которым организаторы готовы любезно раздать полмиллиона медицинских масок. Нарушителю масочного режима гарантирован штраф на сумму 150 евро.

Второй раз в истории гонка стартовала в Ницце, на живописном Лазурном берегу. За три недели 22-м командам предстоит преодолеть 21 этап общей протяженностью 3 484 км. Маршрут расписан исключительно по территории Франции с юга на север, с подъемом в Пиренеи и Альпы.

Два начальных этапа прошли по окрестностям Ниццы. Со старта равнинного этапа на 156 км в отрыв ринулись трое, конкурируя за очки на промежуточных финишах. Все вроде складывалось замечательно, да вот только синоптики, обещавшие осадки, не соврали – заморосил дождик. Первый завал случился на исходе часа, при этом упавшие легко отделались и вскоре нагнали отставание. Второй завал аукнулся россиянину Сивакову и французу Алафилиппу – один продолжил гонку с ободранными локтями, а другому потребовалась замена велосипеда.

Дождь припустил, и падений на мокром асфальте было столько, что всех пострадавших не сосчитать. Когда возникла опасность массового психоза, самые матерые из стаи призвали коллег усмирить азарт и не рисковать. Коллективный разум склонился к этому предложению, и лидирующая группа дружно сбавила скорость. Так было до заключительного участка нейтрализации, где произошел массовый завал, перечеркнувший шансы сразу нескольких фаворитов. Среди них оказался француз Пино, который впоследствии жаловался, что в этот день он, как и все остальные, ощущал себя словно на льду. Неожиданную развязку преподнес групповой спринтерский финиш – резвый спурт из раскрывшейся коробочки выдал норвежец Кристофф.

«Мне 33 года, у меня четверо детей, так что я не могу рисковать здоровьем, хотя сегодня я тоже падал, руки и плечи отбиты», – улыбался после четырехчасового испытания гонщик из UAE Emirates, первым примеривший желтую майку лидера.

Сумасшедший стартовый этап, прошедший под знаком массовых падений, стал заключительным для троих велосипедистов – испанца Рафаэля Валлса из Bahrrain McLaren, Филиппа Жильбера и Джона Дагенкольба из Lotto Soudal.

На второй этап длиною 186 км организаторы отрядили гонку, вопреки традициям, в горы. К счастью, погода образумилась, и под ясным солнышком семеро смелых оторвались от группы. Более чем на три минуты пелетон их не отпускал и, собрав очки для горного зачета, смельчаки поочередно погрузились в основную группу. За 15 километров до финиша отчаянный побег на подъеме предпринял француз Алафилипп, а компанию ему составили швейцарец Хирши и британец Адам Йейтс. Пока эта тройка вела тактическую борьбу, хищно накатила голова группы и угрожающе дышала в спину. В кульминационный момент король французского велоспорта встал с седла на педали и опередил швейцарца на полколеса.

После финиша Жюлиан прослезился, поцеловал палец и поднял его к небу. Это пятая победа Алафилиппа на этапах «Тур де Франс», и впервые его не поздравит отец, покинувший этот мир в июне. Он умер в тот самый день, когда «Большая петля» должна была стартовать, если бы ее не перенесли.

«Я пообещал себе, что выиграю для него, и я очень счастлив, что у меня получилось. Тур – величайшая гонка мира, желтая майка – большая честь. Буду наслаждаться каждой секундой, пока ношу ее», – сказал гонщик из DeceunickQuick Step.

Завладев майкой лидера, Алафилипп красовался в ней на третьем этапе Ницца – Систерон и продемонстрировал готовность с ней не расставаться. А завершился 198-километровый заезд очередной непредсказуемостью от гонщиков в многолюдном финишном створе. В который раз уникальное чутье при выборе момента решающего рывка проявил миниатюрный Калеб Юэн и пушечным ядром вылетел из глубины группы. При этом австралиец из Lotto Soudal продемонстрировал наивысшую мощность: когда все соперники двигались по прямой траектории, он лихо промчался змейкой, словно суперкар на загруженной автостраде, и оставил конкурентов за спиной.

«Эти дни были для нас тяжелыми, в первый же день после падения Фила и Джона у нас осталось всего шесть гонщиков, – поделился Калеб Юэн, одержавший четвертую победу в карьере на «Тур де Франс». – Но никто не терял присутствия духа. Мы знали, что если сегодня все пройдет гладко, я смогу выиграть спринт. Все мои товарищи по команде выложились на 110 процентов, работая и за тех ребят, которых нам не хватает. На последнем километре я оказался впереди слишком далеко, поэтому немного спустился назад. Это дало мне возможность немного отдохнуть перед финальным развозом. Выходить сзади немного рискованно, но я нашел свободное пространство и прибавил в скорости. В итоге все сработало идеально».

На четвертый день, а это непривычно рано по меркам «Тур де Франс», организаторы назначили первый серьезный экзамен – горный этап на 160 км из Систерона в Альпы с семикилометровым подъемом на финише. В дюжине самых выносливых, которые карабкались на Орсьер-Мерлетт, наибольшую взрывную мощность выдал словенец Примож Роглич, опередив своего соотечественника Тадея Погачара.

«Сегодня получился быстрый этап. Моя команда снова обеспечила мне хорошую позицию, и все сложилось так, как мы и планировали. Надеюсь, что сможем продолжить в том же духе», – прокомментировал гонщик JumboVisma, ворвавшийся в тройку генеральной классификации.

Виктор ТАЧИНСКИЙ

Покупайте электронные версии наших изданий

Следите за нами в Facebook, Instagram и Telegram

Читайте также:

Leave a Response