close
Британец Льюис Хэмилтон изучает причину своих переживаний на финише домашней гонки. Фото GettyImages
Британец Льюис Хэмилтон изучает причину своих переживаний на финише домашней гонки. Фото GettyImages

Победитель Гран-при Великобритании определился на последних метрах дистанции, подаривших заслуженную победу Льюису Хэмилтону.

Читати українською мовою

Команды Формулы-1, отработав на венгерской трассе в середине прошлого месяца, впервые получили двухнедельный антракт перед следующей гонкой на британском автодроме. Руководители Международной автомобильной федерации еще до старта соревновательной кампании призывали пилотов, инженеров и механиков минимизировать любые контакты, дабы случайно не подхватить коронавирусную инфекцию, которая в один момент может «пленить» минимум одну отдельно взятую команду.

Однако всем известно странное карантинное правило, гласящее о том, что «не надо идти на улицу, но если надо, то идите»… По такому принципу пришлось действовать пилоту команды Racing Point Серхио Пересу, которому в срочном порядке понадобилось посетить родной дом в Мексике. Парень делал все возможное, дабы избежать коронавирусных проблем, которые сейчас распространены именно в Южной Америке, но частный самолет, личный наземный транспорт и социальная дистанция не спасли Переса. К счастью, Серхио сразу после возвращения в Европу прошел тестирование – с положительным результатом. Конечно, на всякий случай пришлось сделать повторный тест, который лишь подтвердил неутешительный диагноз. Понятно, что у молодого парня болезнь протекает бессимптомно, так что его здоровью ничто не угрожает, поэтому главной проблемой мексиканца стал режим самоизоляции, не позволивший пилоту выступить на Гран-при Великобритании.

«Мы тщательно готовились к этому уик-энду, хотели как можно лучше выступить в Сильверстоуне, знали, что у нас отличная машина, – отмечает Перес. – Мне очень жаль, что так произошло. Но это показывает, насколько мы все уязвимы по отношению к вирусу. Я на пару дней слетал на частном самолете в Мексику, чтобы повидаться с матерью. Она попала в серьезную аварию. Увиделся с ней, как только ее выписали из больницы. Потом тем же способом вернулся в Европу, выполнял все предписания, поэтому не знаю, как заразился. Сейчас мне нелегко, но я уверен, что справлюсь и вернусь к работе».

Фактически за сутки до старта гоночного уик-энда команда Racing Point бросилась на поиски альтернативного пилота, сначала обратив внимание на Стоффеля Вандорна и Эстебана Гутьерреса, но выбор был сделан в пользу опытного Нико Хюлкенберга, который в прошлом сезоне выступал за команду Renault. В квалификации, правда, немец прилично проиграл напарнику Лэнсу Строллу, но старт с 13-й позиции, учитывая потенциал болида, позволял рассчитывать на хороший результат. Однако в воскресенье на машине немецкого пилота возникли проблемы с силовой установкой, поэтому команда Racing Point была представлена на «Сильверстоуне» одиноким Строллом. Лэнс, кстати, ничем не запомнился, суммарно потеряв три места, если проводить параллели со стартовой позицией.

В то же время отмечаем прогресс Renault, McLaren и Пьера Гасли из AlphaTauri, но даже эти локальные прорывы во второй половине первой десятки не радовали на фоне тотальной нехватки борьбы за высокие места. Два болида Mercedes, имевшие колоссальное преимущество в квалификации (свыше одной секунды на круге), спокойно уехали от конкурентов, никто не прессинговал Макса Ферстаппена, комфортно себя чувствовал и Шарль Леклер. На стартовом отрезке гонки телевизионную публику развлекали Кевин Магнуссен и Даниил Квят, попадавшие в аварии, но даже машина безопасности, выезжавшая два раза, никакой интриги не привносила. Как раз во время второго выезда Safety Car все пилоты переобулись в жесткую резину hard, решив на этих комплектах дотянуть до финиша.

Ферстаппен, не имея надежд на борьбу с «мерсами» и не ощущая давления со стороны «красной» машины, без стеснения признался, что во время гонки считал овечек, располагавшихся на склонах вблизи трассы, и шутил по радио с гоночным инженером, дожидаясь своего законного финиша на третьем месте. Громом среди ясного неба стали глобальные проблемы команды Mercedes. За три круга до финиша разрушилась передняя левая шина на машине Боттаса, который медленно, долго и нудно ехал к механикам за новой резиной, пролетев даже мимо топ-10. Этот инцидент взбодрил Макса, который решил взять условный максимум: шальное второе место уже было в кармане, а бонусом должен быть стать быстрейший круг, приносящий один бонусный балл. Поэтому голландец поехал к механикам за новыми колесами, из-за чего его отставание от Хэмилтона возросло до баснословных 35 секунд.

Но какое значение имеют подобные данные? Огромное! Но в редких случаях! И этот случай приключился на последнем круге, когда и у Льюиса расслоилась левая передняя шина. Приблизительно три километра британец ехал на трех колесах, тогда как позади летел Ферстаппен, ставивший анонсированный быстрейший круг. Голландцу не хватило нескольких сотен метров дистанции или парочки секунд, дабы достать оппонента, который с неимоверной радостью увидел перед собой клетчатый флаг. Британец, зачастую побеждающий очень легко, крайне редко испытывает такие эмоции при виде «шахматного» стяга. Кстати, с такой же «резиновой» проблемой перед финишем столкнулся и Карлос Сайнс, так что придется говорить о странной тенденции в плане работы жесткой резины hard. Компания Pirelli, поставляющая шины для команд, была обеспокоена этими инцидентами, а болельщикам форс-мажорные обстоятельства подарили фантастическую концовку гонки, которая могла стать самой скучной в текущем сезоне. Но не стала! Впереди еще один Гран-при на «Сильверстоуне» (7-9 августа), который будет посвящен 70-летию Формулы-1, когда фактор резины вновь может стать определяющим.

Иван ЛИНЧЕВСКИЙ

Покупайте электронные версии наших изданий

Следите за нами в Facebook, Instagram и Telegram

Читайте также:

Leave a Response